Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: "ветер-путь" (список заголовков)
22:00 

Ветер-путь (продолжение)

Мы оказались тоньше хрупкого стекла, хоть все считали мы - из равнодушной стали.
начало


6. Стезя Яви

Время. Нет материи более безжалостной, чем время. Некоторые говорят, что оно лечит. Но это не всегда правда. Для некоторых оно лишь маскирует рубцы и ненадолго растворяет боль в каждодневной человеческой суете. Но стоит лишь раз – всего лишь один раз – напомнить, коснуться старой раны, и боль возвращается. С новой силой впивается она в душу в алчном желании поглотить все до последней капли – и нередко добивается своей цели. Когда это происходит, от человека не остается ничего – только пепел в хрупком сосуде. И тогда становится более чем достаточно всего лишь одного простого прикосновения…
Тихея постаралась вычеркнуть из памяти все, что происходило с ней в Америке в те десять дней, что ей удалось продержаться… нет, что ей позволили пробыть на съемочной площадке. Почему-то было слишком больно. Какое-то время, примерно до весны, она часто писала Ричарду, рассказывала о своей жизни в России, но ответы получала короткие, односложные, пустые. Сначала она списывала это на его загруженность на съемках, но потом… потом стала очевидна глупость подобных отговорок. Когда к апрелю Тихея перестала писать, от Ричарда в ответ на тишину не пришло ни одного сообщения. Тогда-то Буранова и приказала себе забыть обо всем.
Мгновение. Бестолковое. Глупое.
Бесценное…
читать дальше

Ноябрь 2013 – октябрь 2014

© Copyright: Екатерина Шишкова, 2014
Свидетельство о публикации №214101601891

@темы: "Ветер-путь", литература, творчество

21:59 

Мы оказались тоньше хрупкого стекла, хоть все считали мы - из равнодушной стали.
ВЕТЕР-ПУТЬ
Говаривают, будто ветер-путь – суть основа перемен, но чтобы на них решиться, нужна и сила, и мудрость, и хитрость.
И – цель.
1. Алое небо

Что может быть хуже, чем будильник? Только тот будильник, который заставляет вынырнуть из сладкого, теплого сна, выбраться из-под пушистого, уютного одеяла и дойти по темной, холодной комнате до окна, где верещит это назойливое устройство. А ведь снилось что-то ускользающе приятное, нежное и обволакивающее, как шелк… А еще там был Он. Кто? Хотелось бы знать, но девушка, зябко ежащаяся у окна, четко понимала только то, что это был Он. Тот единственный, кого она никогда не знала. Он был высок, строен, у него был красивый, низкий голос и фантастические теплые глаза цвета горького шоколада, которые заставляли забыть обо всем…
Где же найти тебя?..
Сонное сознание отчаянно цеплялось за образ, но, чем дольше звенела мелодия мобильного телефона, тем дальше он ускользал. И вот лежит в руках безмолвный смартфон, сделавший свое черно-благородное дело, а столь желанный образ незнакомца уже растворился в туманной дымке Морфея.
-До следующей ночи, - грустно попрощалась с незнакомцем из мечтаний девушка, баюкая замолчавший телефон в теплых ладонях, чтобы потом приняться растирать замерзшие после теплой кровати плечи. Теперь вспомнить лицо мужчины из сна не представлялось возможным. Девушка печально, тяжело вздохнула и снова обежала взглядом по-прежнему холодную, темную и неуютную комнате. На одеяле еще спала большая, пушистая, белая кошка, и чувство легкой зависти немедленно вытеснило печаль. – Везет тебе, зараза белая!
«Зараза белая» лениво приоткрыла один глаз, зевнула и спрятала мордочку под пушистый хвост.
Как страшно хотелось вот прямо сейчас лечь обратно, свернуться вокруг этого теплого комочка шерсти таким же калачиком, накрыть нос лапкой, укутаться в теплое одеяло – чтобы никуда не ходить, никого не видеть, чтобы никто не звонил, не говорил и не трогал! И вернуться в тот сон – к Нему. Тем более что за окном зябким болотом застыл ноябрь. Холодный, сырой, липкий. Почти осязаемо-мокрый осенне-зимний воздух старательно просачивался даже через пластик оконных пакетов и забирался под одежду, портя настроение и расшатывая крохи какого-либо желания действвать табунами проносящихся по спине мурашек. Целая их стайка уверенно обосновалась у нее на загривке, из-за чего девушка нахохлилась, напоминая уже не кошку, а недовольного всем на свете воробья. В воздухе за окном висела влага, грозящая замерзнуть ледяным панцирем на деревьях и асфальте, и превратить дорогу от дома до метро в настоящую борьбу за выживание. В такую погоду, пожалуй, даже собаку не выпустишь на улицу. Но она – не собака. Она – ювелир. И точно так же, как ювелиру нужны инструменты и камни, так и ювелирной мастерской необходимо наличие мастера на рабочем месте.
Поэтому пришлось встряхнуться – в том числе, стряхнуть кошку с одеяла. Чтобы зависть перестала мучить. Обиженное животное недовольно зыркнуло на хозяйку и спряталось куда-то в шкаф в район полотенец.
Зарядка относительно взбодрила, а горячий душ и клубы ароматного пара и вовсе сделали утро гораздо более дружелюбным, тем более, что все попытки холодного ветра вновь превратить разогретую душем блаженную кошку в нахохленного воробья пресекались пушистым свитером. Утопая в мягкой, пушистой шерсти, стоя у окна и глядя на небо, ничем не загороженное для шестнадцатого этажа, девушка грела руки о чашку и наблюдала за светлеющим небом: на востоке вместо позолоты разливалась подобно свежей крови яркая алая полоса.
«Будет сильный ветер…» - подумалось ей. Рука покрутила самодельный амулет. В тонком кольце, разделенном знаком вечного коловращения, стояли четыре руны на деревянной основе, и среди них, равных, значился Ветер. А с Ветром соседствовала Мудрость, их вместе связывала Веда, и вместе они приносили в жизнь Смысл. Они всегда связаны – так верили предки. Так верила и она.
Ветер – вестник перемен.
-Прости, друг, но мне нечего менять, - произнесла ювелир, отворачиваясь от окна и торопливо собираясь. За ней уже закрылась дверь квартиры, когда по небу кровавым росчерком разлилось алое пятно.
Небеса сегодня явно были уверены, что знамения не стоит игнорировать.

читать дальше

продолжение

@темы: творчество, литература, "Ветер-путь"

Pandora's Chest

главная